Обо всём

Александр Ситников - музыкант и звукоинженер. Ковров&Берлин

0 1345
Как складываются судьбы наших земляков, которые едут покорять столицу, города-миллионники или отправляются строить карьеру за рубежом? Меняется ли отношение к малой родине? Хочется ли вернуться? Об этом GK спросил у экс-ковровчанина, а ныне – музыканта и звукача из Германии Александра Ситникова.



Сейчас Саша работает сразу в двух музыкальных командах — «The Ray Mann Three» и «Tonträger». А ещё он «сессионный барабанщик» и звукоинженер в одной из берлинских студий.

Как сообщил Александр, в Европу он поехал за особым звуком, точнее — за особым качеством звучания. На сегодня его можно отнести к категории экспатов. 12 лет жизни в Европе, пять последних лет уже в качестве гражданина ФРГ. Но Россия всё-таки в сердце, можно даже сказать, что с годами желание навестить родных и друзей усиливается.

GK: Перевод название групп: «Три Манна» и «Фонограммы». Как это можно прокомментировать?

— The Ray Mann Three можно перевести как Трио Рэя Мэнна. Так зовут гитариста группы, а нас всего трое. По поводу «Tonträger», правильный перевод – «носитель звука». Своего рода метафора: ведь все мы, музыканты, и есть как бы носители звука. Но это не пафос, скорее, самоирония. Мы любим игру слов, зашифрованный между строчек юмор. Это нашло отражение и в названии группы…



GK: Что такое «сессионный барабанщик»? Работаешь в командах или на фрилансе?

— Сессионный барабанщик, как и любой другой сессионный музыкант, это контрактник, который приглашается на сессию звукозаписи в студию, а иногда и на концерт, чтобы исполнить музыку заказчика. Такие музыканты обычно популярны в оркестровых сессиях. Если, например, нужен оркестр, чтобы записать музыку к фильму, оркестр составляется из различных музыкантов, которые исполняют ее на записи. Я работаю во фрилансе, это дает мне свободу выбора. Я бы не сказал, что это можно сравнить с одиночным плаванием, скорее наоборот. Такой формат предполагает готовность в любой момент влиться в коллектив незнакомых людей, поладить с ними. Одно из главных качеств сессионного музыканта является как раз умение прислушаться к мнениям и желаниям окружающих, оставить свое эго позади и исполнять то, что и как от него или нее требуется.



GK: Что на сегодня связывает тебя с Россией и Ковровом?

— Россия и Ковров — это моя родина. И это навсегда. Сейчас в Коврове живёт моя бабушка, которую регулярно навещаю. В Коврове и других городах России у меня очень много друзей. Лично встречаемся не так часто, но всегда на связи – социальные сети помогают. Вот, с вами мы беседуем через ВК. В Германию я переехал потому, что переезжала моя семья. Но я отлично помню и ценю годы, когда играл в городком оркестре, как выступали в парке имени Дегтярёва по субботам… Изначально я – «духач», кларнетист. Ударником стал в последние годы. Ну, и звукозапись. Важный участок жизни – сотрудничество со студией Teldex.



GK: А в России есть какие-то проекты в сфере звукозаписи?

— Два года подряд я приезжаю в Россию, чтобы записывать молодых музыкантов. Я создаю запись мюзикла «Иисус Христос — Суперзвезда» со всеми моими друзьями со всего мира… Участвуют люди из Германии, Польши, Швеции, Италии, Румынии, России, США и даже Австралии… Может быть, ещё кто-то подключится… Будет очень интересно, когда будет готова запись, поскольку в момент ее звучания, все друзья будут вместе!



— Музыка — это мой выбор. Музыкальных традиций в семье, в общем-то, не было, а я получил музыкальное образование. В Коврове учился в первой музыкальной школе, во Владимире — в спецшколе при муз.училище (некоторое время до переезда в Германию жил там), по кларнету — ездил в Москву к И. П. Мозговенко, после того, как на «Новых именах» в Суздале побывал.

GK: А почему с кларнета на барабаны переключился?

— Барабаны большие, громкие, блестящие. Девушкам нравятся!



GK: Всегда интересно, как живёт человек в повседневности. Например, что ты любишь на завтрак? Чем немецкий завтрак от русского отличается? Интересно про климат и вытекающий из этого образ жизни. В Германии гораздо теплее, чем у нас — примерно как в Сочи или Крыму. Зимы, по сути, нет. Не скучаешь по русскому снежку? У европейцев в тренде длительные пешие прогулки. С учётом нескольких мест работы, есть на это время, вообще, как проводищь свободное время, когда оно появляется?

— Обычно не заморачиваюсь завтраками, хотя иногда хорошо позавтракать я люблю, особенно, когда я в Москве или Петербурге. Последние два года я часто бываю в Италии по работе, и мне очень нравится как они проводят день. Обычно не завтракают, потом где-то примерно в час дня обед. Небольшой перерыв до трех или половины четвертого, и потом опять дела и до часов восьми вечера. В принципе, я так в Берлине и живу, особо не завтракаю, лучше высплюсь. Очень люблю кофе. Его можно много и весь день, в связи с моей работой в студии, около которой я и живу (метров десять от окна до окна), у меня нет определенного циклического рабочего ритма, если так сказать можно. Поскольку я не трачу время на дорогу на работу, я могу работать, когда и как захочу. Это дает мне много свободы, но и заставляет дисциплинировать себя, поскольку работать «на дому», как это в принципе у меня и выходит, не всегда так просто. Но так мне очень нравится.



По части сведения и продюсирования музыки или аудиокниг я могу так же работать где угодно, мне нужны только мои наушники и компьютер. То время, в которое я не работаю, у меня получается свободным… и наоборот :) Если я еду куда-либо, я всегда стараюсь совмещать отдых с работой, мне это только в радость, да и бывает что она порой покрывает все расходы на отдых, которые я уже потратил. В Берлине достаточно высокая влажность воздуха, не так как в центральной части России, поэтому мне немецкая зима всегда кажется холоднее и неприятнее русской. Ходить пешком и совершать длительные прогулки я тоже люблю, наши улицы к этому предрасполагают.



GK: Как видишь своё будущее в музыке? Работа в группах — это просто способ заработка или есть какая-то стратегическая цель?

— Музыка для меня и прошлое, и настоящее, и будущее. Я ее не вижу просто способом заработать, это для меня совсем не важно. Можно конечно сказать, что надо поддерживать определенный жизненный стандарт… Иногда можно даже заметить, что он растет. Это, конечно, приятно. Думаю, проекты, команды, работы — всё это происходит не случайно. Это результат труда, усилий и немного везения. Может даже какого-то провидения, кто знает?..



— Для меня это этапы. Кстати один из последних проектов над которым я работал, это многосерийный фильм Тома Тыквера о Берлине 20-30 годов, называется «Babylon Berlin». Он выйдет в свет 13 октября. Вроде даже и в России в какое-то время. А стратегическая цель — просто расти и развиваться дальше, становится лучше, как музыкант и как человек. Моё будущее связано с Германией. Но Россию и Ковров не забуду и не оставлю. Буду приезжать, буду отслеживать и, по возможности, участвовать в интересных проектах. Я открыт для всего нового и интересного.

Фото из личного архива Александра Ситникова

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.