Обо всём

Валерий Куликов: сильнее десантных войск нет в России!

0 1782
2 августа обычно все ждут, затаив дыхание. В этот день гуляют самые смелые защитники нашей страны – десантники. Люди кидают все свои дела и с радостью наблюдают за безбашенными выходками подвыпивших парней в голубых беретах. И если раньше в нашем городке, где десантников не так уж и много, случались беспорядки и стычки военных с гражданскими, то буквально в последний год в городе этот день проходит вроде бы более-менее спокойно. Все потому, что с недавнего времени один из старейших десантников земли ковровской – Валерий Куликов, взял молодежь под свое крыло и создал в Коврове «Союз десантников». Теперь ребята гуляют одной дружной компанией. Конечно, не так тихо как может и хотелось бы, и бывают все равно разные неприятные ситуации, тем не менее стало все это более организованно.
Валерий Куликов рассказал о том, как начинал он свой путь в десантуру и как пришел к тому, что имеет на сегодняшний день.

Самое главное – это то, что я родился в день ВДВ. На этих словах Валерий Петрович задирает рукав рубашки и показывает соответствующую татуировку.

Волей случая я попал служить в воздушно-десантные войска. Но так просто в то время туда было не попасть и в преддверии этого события были прыжки с парашютом. Тогда в ковровской автошколе нас готовили в армию военными водителями. А по ходу обучения была ненавязчивая агитация – спрашивали, кто хочет пойти в десантные войска. Все хотели туда попасть. Нас пригласили на прыжки во Владимир – нужно было сигать с АН-2, это всем известный «кукурузник». Но, тогда приехало всего несколько человек из Коврова – кто-то просто не запомнил число и время, к которому нас пригласили на прыжки.

Мы сделали по три прыжка и думали, что на этом все и закончится. Но буквально через пару месяцев нас призвали в военкомат на отправку. И тут опять спросили, кто хочет попасть в десантуру. И вот тогда-то мы поняли, зачем нас приглашали на прыжки. Взяли только нескольких ребят из Коврова – тех самых, кто прыгал.
Нас посадили в отдельный вагон и повезли в Ташкент. Мы не знали, что нас ждет. Вот так я попал служить в отдельный дивизион личного резерва командующего армией Василия Филипповича Маргелова. Это легендарный человек – десантник номер один.
Мы были прикомандированы к артполку. Командующий принимал там парады. А мы, прикомандированные, стояли с правого фланга. И всегда Маргелов оглядывал нас всех и начинал с нас. Когда мы его видели, у нас захватывало дух. Толи мы были еще совсем мальчишки, но нам он казался таким статным мужиком, крепким. Он курил только лишь «Беломор». И глядя на него все офицеры младшего и среднего звена тоже курили «Беломор», и даже копировали его манеры и походку. А к нам тогда это еще не прицепилось, потому что не знали пока что, что это за человек, а только слышали о нем. Каждый год на 9 мая Василий Филиппович приезжал в Ташкент. Потому что по решению ташкентского начальства все войска, располагавшиеся на тот момент в этом регионе, принимали участие в параде. Маргелов приезжал в артполк, проверить все ли в порядке. Он любил некоторую небрежность. Поэтому мы всегда ходили с расстегнутыми пуговицами под воротничком. Да и жара стояла такая, что невозможно было ходить одетым с иголочки и все время в начищенных сапогах, так как песок кругом.

Самых важных учений в году было всего два. Но весь год мы командировали – ездили по соседним республикам. И всегда показывали нашим соседям, что готовы, в случае чего, придти на помощь. А они на нас поглядывали с опаской, и непонятно было, что у них на уме. Раньше вырезали многих ребят в этих неспокойных регионах. А мы всегда были на чеку – потому что десантники не спят. И мы вызывали страх и уважение.
Мы от момента команды «подъем-тревога» прыгали с парашютами уже через 45 минут. Ни одни другие виды войск не сравнятся с нами в быстроте действий. Не могли тогда, да и сейчас наврядли.

У нас никогда не было дедовщины. Мы на старших ориентировались и гордились ими. Мы дружны были всегда со стариками. Присутствовал дух панибратства. Это сейчас только и говорят по телевидению, что там-то и там-то деды избили новобранцев.

Когда я вернулся из армии, стал мастером спорта по авторалли. Я тренировал себя на полигонах, пока служил. Ведь там не было посторонних глаз и можно было позволить себе вот такие тренировки. Был вариант уехать в Москву, но остался в Коврове ради любимой жены. Получил образование техника-механика. И попал в автошколу – готовил ребят в армию. И вот в этой сфере я работаю уже почти тридцать лет.
Каждый год, 2 августа, я надеваю форму и выезжаю из автошколы. Были неспокойные 90-е, когда ребята-десантники выходили на улицы и дебоширили, а я потихоньку собирал их в КАМАЗ, потому что многие из них – мои бывшие ученики. И как-то само по себе так пошло, что год от года я собираю их по всему городу и организованно вожу по памятникам воинам-интернационалистам для возложения цветов.

Я слышал про такие организации как «Воин», «Боевое братство». У них были свои уставы, помещения, где они занимались организационной работой. Меня это не интересовало особо, потому что в организаторской работе я не очень хорошо понимаю, так как технарь по складу ума, да и по образованию. Поэтому я никогда не задавался такой целью, чтобы что-то наподобие организовать для своих ребят. Но видимо время пришло. В последние годы управленцы города все чаще стали говорить мне о том, что было бы лучше, если бы мы пришли к более цивилизованному подходу, к каким-то оформительским моментам.
В прошлом году мы разработали устав, его одобрил и глава города. Назвались «Союзом десантников». Теперь мы организованы и, надеюсь, в народе не будут думать о нас, что вышла, мол, шпана, напоролась и устроила драку.

На данный момент нас более восьмидесяти человек в союзе. Многого еще не хватает, но, к примеру, у нас есть собственный флаг, какая-то атрибутика. И я горжусь своими ребятами. Потому что сильнее десантных войск нет в России. И ни у кого другого нет того духа, который вложили в десантников. И я буду и дальше продвигать это движение, пока есть силы.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.