События

День Победы и памяти. Воспоминания Виктора Красавина

1 918
С каждым годом День Победы и всё, что связано со Второй мировой, Великой Отечественной войной — постепенно отдаляется, уходит в дымку прошлого, переходя в категорию легенды. Кажется, ещё недавно на парад Победы собирались сотни фронтовиков. Теперь их всё меньше с нами… Но были у той войны особенные свидетели. Дети войны, люди, на долю которых выпало страшное испытание…



Виктор Васильевич Красавин. Сегодня он – один из наиболее авторитетных и заслуженных преподавателей КГТА, был проректором с 1992 по 2002. Его знают и любят студенты. Но каждый год в канун Дня Победы, Виктор Васильевич вспоминает о раннем детстве, которое прошло далеко от Коврова и Владимирской области.

Семья Красавиных жила в Тверской (тогда – Калининской) области. Отец почти сразу после объявления войны ущёл на фронт. Ждать его осталась жена, мама и двое сыновей – шестилетний Витя и его трёхлетний младший брат.

Вскоре им пришлось из родного Калязина переехать в Великий Новгород. Враг наступал, страна «отползала». И враг вскоре предстал перед маленьким Витей зримо и ощутимо.

Великий Новгород был оккупирован…

Страшно, когда город бомбят. Бессмысленно бомбят. Слово «наши» постоянно преследовало меня. Мы жили на немецкой стороне. А бомбят — то нас, кто? Наши же — это русские?! Самое удивительное, что слова «Сталинград» и «Катюша» услышал впервые от немцев. Они произносили эти слова с тревогой и страхом…



Шёл 1941-й год, самый страшный. Год, когда – это правда – очень и очень многие в нашей стране были близки к отчаянью. Враг уверенно наступал, подминая под собой область за областью. Начали выходить фашистские газеты и листовки, в которых населению оккупированных территорий предлагалось незамедлительно поступать в распоряжение «нового руководства» и начинать жить по «новому порядку».


Предлагали ехать в Германию. Вначале предлагали, но очень скоро рабсилу для укрепления экономики Германии начали отправлять принудительно. «Угоняли к немцам», — так об этом вспоминают выжившие свидетели тех событий.



Кого-то на заводы, кого-то в услужение состоятельным немцам, а кого-то – в концентрационные лагеря. Всей страшной правды о судьбах «угнанных» поначалу не осознавали. Да, просто не могли нормальные люди даже представить тот изощрённый «технологический» садизм, на который оказалась способна гитлеровская военная машина.



Вот, как о тех временах вспоминает Виктор Васильевич Красавин:

С августа 1941 семья мы с мамомй и братом оказались на оккупированной территории. Немцы выгнали всех из домов и отправили в пригород. Там была деревня, которая, видимо, служила перевалочным пунктом для немцев, идущих на фронт. Приходили, ночевали, уходили, потом опять приходили. Всех женщин, которых загнали в деревню, в том числе и маму, заставляли стирать бельё и готовить. Нам, можно сказать, повезло – нас с братом и маму не разлучили, позволили жить всем вместе. А многие…



«Многие» — это разлучённые семьи. Эти сцены, видимо, такие как реалистично показаны в «Списке Шиндлера», до сих пор преследуют Виктора Васильевича в кошмарах. Вокзал, грузовые вагоны, женщины и дети, которых растаскивают на две группы. С тех времён детский возглас «Мама!» заставляет его вздрагивать.



Меж тем, в деревне, где оставалась семья Красавиных, настроения фашистов менялись. Уверенные и самодовольные вначале, с каждым месяцем, они всё больше нервничали. Звучало слово «партизан». В 1943-м начались перегруппировки войск. И, разумеется, перемещение пленных.



Было сказано, что нас отправляют на станцию Батецкую… Ехали по железной дороге, то и дело обстреливали… До сих пор смотрю на карту и не понимаю, какими путями нас возили две недели. Если на поезде ехать максимум сутки. Но в итоге, приехали. Привезли в город Шауляй. Посадили под колючую проволоку. Осмотрели. А потом вернули в тот лагерь под открытым небом. Приезжали литовцы и забирали по семье. Так, вскоре дошла очередь и до нас… Увезли на хутор. Сказали, что мы должны работать на хозяев хутора… И так всё продолжалось до лета 44 года.



Потом было возвращение на малую родину. От города после ухода врага осталось пепелище. Немцы сожгли всё.

Уцелел монастырь, в котором мы и жили поначалу…

Огонь и пепел, зрелище города, который полностью сгорел – это ещё одно воспоминание детства. А ещё – недогоревшие книги, которые немцы почему-то так любили сжигать. Эти пропахшие гарью и обрамлённые сажей листки, да ещё – гильзы от патронов, стали для Виктора и таких как он мальчишек первыми игрушками.
Они считали гильзы и разбирали буквы на обгоревших страницах. Они жадно хотели учиться. И он учился.



Поступил в машиностроительный техникум, специальность «литейное производство». Окончил с красным дипломом. И распределили на Урал.

Три месяца он работал на Уралхиммаше в литейном цехе, вскоре забрали в армию в Венгрию. Был радиоразведчиком. Опять накрыла война. Шёл 55 год. По указу Никиты Хрущева досрочно демобилизовался. Виктор Васильевич продолжил обучение в Московском институте стали и сплавов. Доучился до аспиранта и защитил кандидатскую. Некоторое время работал в Ростовской области, потом – Владимирская область.



На Ростовщине мне почему-то не очень нравилось – степь да степь, ни одного дерева… Искал другие регионы. Вскоре посоветовали съездить во Владимир к проректору. Там мест не оказалось, но направили в Ковров. Еду на электричке, а тут Покров на Нерли. Я человек творческий, люблю ходить по выставкам. Так вот, увидел Покров и сразу вспомнил картину Герасимова… Приезжаю в Ковров, а тут такси. Не ожидал, думал здесь всё глухо. За рубль доехал до учебного заведения.



Приехал осмотреться и… остался на полвека. Уже 49 лет Виктор Васильевич – преподаватель в КГТА (вначале КФ «ВПИ»).

Для меня День Победы – это день памяти. Памяти о погибших. На той войне очень много родственников и близких друзей осталось… А ещё – это День надежды на то, что жизнь будет без войны, другая, хорошая…



Отец Виктора Васильевича Красавина пропал без вести. С шести лет он так и не получил о нём вестей…
…Мы беседовали дома у ветерана. Квартира преподавателя – трогательные пачки тетрадей и методичек, полки, занятые книгами. А на столе – гвоздики и поздравительная телеграмма. От президента РФ…



С Днём Победы вас, ветераны и дети войны! И с Днём памяти всех нас, рождённых под мирным небом.


Фотограф Андрей Бубенин

1 комментарий

avatar
Долгих лет Виктору Васильевичу!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.