События

Совладельцы ЧОП «Дозор» делят бизнес в канун Рождества

3 4592
23 декабря предприниматель Ефим Аксельруд стал ньюсмейкером №1. Известен в городе Ефим Леонидович тем, что является совладельцем охранного предприятия (ЧОП) «Дозор», а также – интернет-ресурса «IKovrov».

Мы уже сообщали, что накануне в офисе ЧОП «Дозор» произошёл конфликт, в котором были задействованы совладельцы предприятия, их родственники и сотрудники ЧОПа. Чтобы урегулировать инцидент даже пришлось привлечь полицию.

История была довольно мутной. Вечером 22 декабря Татьяна Аксельруд, жена предпринимателя, а по совместительству – его личный юрист, вынесла бухгалтерские и учредительские документы ЧОП «Дозор» из офиса компании, однако ее автомобиль был задержан… охранниками «Дозора».

Вызволять заблокированную машину Татьяны Аксельруд с документами на заднем сиденье пришлось полицейским. Стражей порядка, как впоследствии выяснилось вызывали двое – Татьяна Аксельруд и совладелец ЧОП «Дозор» Александр Кадикин (он же – генеральный директор ЧОПа). С его подачи и были оповещены городские СМИ, мол, приезжайте, смотрите, что творится.



Руководитель GK откликнулся, подъехал на место происшествия и даже угодил в понятые. Ефим Аксельруд спустя более суток созвал пресс-конференцию. Брифинг прошёл в помещении редакции интернет-ресурса «IKovrov», как уже сказано, также принадлежащего Аксельруду.

Предприниматель постарался подробно изложить своё видение и оценку произошедшего. Он сообщил, что инцидент с документами – это терминальная фаза, конфликт разгорался с лета 2015 года. По словам Ефима Леонидовича, его давний партнёр и компаньон Александр Кадикин затеял двойную игру. Он-де зарегистрировал собственный ЧОП, назвал его «Дозор-С» и в тайне от партнёра Аксельруда решил перекачать активы и клиентскую базу в свою единоличную фирму. Именно известие о «заговоре» подтолкнуло, по словам Ефима Аксельруда, направить жену за документами, чтобы лично их просмотреть и убедиться в «измене».

Подробно позицию Ефима Аксельруда читайте и смотрите ниже

Видео и стенограмма пресс-конференции Ефима Аксельруда в редакции «IKovrov»:



Ефим Аксельруд (Е.А.): Это не удовлетворение праздного интереса людей, которые будут читать новости, а скорее обращение к клиентам ЧОП «Дозор» и к коллективу «Дозора».

Как вы, наверное, знаете, пару дней назад у нас произошёл конфликт со вторым учредителем. В ЧОП «Дозор» два учредителя. Это Кадикин Александр и я. У нас равные доли. Александр Раввилович (А.Р.) назначен гендиректором. С моего разрешения. … По сути, он все девять лет, как существует компания, являлся гендиректором. С моего согласия. Последние, наверное, месяца четыре у нас вялотекущий конфликт.

Он связан с тем, что у А.Р. ко мне появились какие-то претензии, но всё это время он всячески избегает со мной контактов. Я пытался выйти с ним на связь и выяснить, что происходит. Он контактов избегает, разговаривать не желает.

Два дня назад … до нас дошли слухи, что с 18 декабря А.Р. занялся тем, что… Оказывается, появился ещё один ЧОП в городе с названием «Дозор-С», который начал переподписывать договора с нашими клиентами. К слову, у «Дозора» около 700 клиентов. Этих клиентов начали обходить мне незнакомые люди, которые вводят наших клиентов в заблуждение.

«Дозор-С» показывает всем в точности такой же договор (даже шрифт такой же) как в нашем основном договоре. Фигурирует название «Дозор-С». И подписывает гендиректор Кадикин А.Р. Точно так же, как и в основном договоре основного «Дозора».

Пошли звонки, люди недоумевают, что происходит. Мы им объясняем, что у нас есть какая-то конфликтная ситуация, которая пока ещё не разрешена.

Вопрос: В «Дозоре» два учредителя, в равных долях. Но согласно выписке из единого госреестра юрлиц есть третий соучредитель с 20%. Его мнение учитывается в разрешении конфликта?

Е.А.: Этот учредитель не принимает в конфликте участия. (Справка GK: учредители ЧОП «Дозор»: Аксельруд Ефим Леонидович (40%), Кадикин Александр Равваилович (40%), Зубков Алексей Борисович (20%).

Е.А. … Это внутренние дела компании. Третий учредитель… активного участия не принимает, но влияет на какие-то решения. Лично у меня к нему претензий нет никаких.



Вопрос: Возможен ли раздел ЧОП «Дозор»?

Е.А.: Теоретически, возможно, хотя и очень сложно. … Технически объекты можно разделить. Допустим, Кадикин получает половину, 350 объектов, остальное — я. Но в реалиях это невозможно, поскольку раздел приведёт к волне демпинга. А у нас в Коврове охранные услуги ниже себестоимости. Возникнут две фирмы, которые будут конкурировать друг с другом, никаких правил выработать невозможно. И в итоге ни одна из этих фирм не выживет, поскольку ни одна выйти на рентабельность не сможет.

Охранная услуга – это услуга, которую ты формируешь от ноля и до конечного продукта… В «Дозоре» работают порядка 100 человек. Именно эти люди формируют услугу. Основные затраты – это группа быстрого реагирования (ГБР), управленцы, отдел продаж и т.д. Если начинать считать, любому, даже первокласснику, станет понятно, что рентабельности не выйдет. Поэтому я не вижу смысла в разделе. Просто «Дозор» растворится.
В плюс можно выйти, если не платить налоги. Некоторые наши коллеги, это не секрет, открываются, работают под лицензией год-два, и потом «топят» предприятия.

Сегодняшний рынок охранных услуг в Коврове таков. Основной игрок ОВО (полиция – прим. GK). Второй – «Дозор». Мы … сформировали услугу, которая лучше, чем услуга ОВО. Мы гарантируем возмещение материального ущерба, гарантируем быстрый подъезд, мы много чего гарантируем…

Остальные коллеги – это скорее вывески, чем настоящие предприятия. Можно прийти к клиенту и сказать, мы такие же, как «Дозор», но возьмём с вас (условно) не три тысячи, а одну. Кто-то верит. Но если глубже посмотреть, нет двух ГБР, не платятся налоги, зарплаты платят такие, что доверить человеку оружие… Какого охранника вы можете получить за 10 тысяч в месяц? В лучшем случае, это отставник-пенсионер лет 50-60. Зрелые люди, способные отвечать за свои действия, которым можно доверить оружие — это ребята 30-40 лет. Таких мы и берём, текучки практически нет. С улицы никогда никого не брали. Разделить «Дозор» — это значит, умножить нынешнее сильное и мощное предприятие на ноль.

По моей информации «Дозор-С» продублировали свой пульт, на который они без моего согласия собираются перевести объекты. Насколько мне известно, это может случиться в эти выходные или на следующей неделе.

Обращаюсь к клиентам



Я не вправе рекомендовать остаться с нашим предприятием или перейти в другое. Выбор они сделают сами. Но на сегодня ЧОП «Дозор» боеспособно, я пока спокоен за то, что мы реагируем на все вызовы. И наши клиенты, а это банки и множество магазинов, могут быть спокойны. В момент, когда пульт будет переключен, я, как руководитель компании, в этот момент вынужден буду сделать заявление, что ситуация вышла из-под контроля. И я не могу гарантировать сохранность и безопасность объектов под охраной основного «Дозора» и новоявленного «Дозора-С».

Я должен был пояснить, что такое «Дозор» и «Дозор-С». Я уже говорил, что это предприятие, которое зарегистрировал мой партнёр. В новом предприятии учредитель он один. По сути, будучи директором ЧОП «Дозор», он, пользуясь служебным положением, переводит сейчас объекты на свой собственный пульт. Они вводят в заблуждение клиентов основного «Дозора» и убеждают сотрудников «Дозора» перейти в «Дозор-С».

Ни меня, ни работников «Дозора», ни оружия в новой фирме нет. Выражаясь жаргоном, это попытка «отжать» бизнес. Мне не было сделано предложение о выкупе доли. Просто меня банально пытаются лишить контроля и забрать предприятие полностью.

Мой партнёр … не понимает многих вещей. Задачи, которые они перед собой поставили, их невозможно добиться…Либо между нами установится некий мир, нам удастся договориться. Либо предприятие будет умножено на ноль, причём в ближайшие несколько недель.

Вопрос: В случае примирения, как вы в дальнейшем будете дальше работать?

Е.А.: Меня это не беспокоит. Из-за действий А.Р. парализована работа по сбору платежей. Такая проблема всегда возникает в конце года, но сейчас, с учётом кризиса, эта проблема масштабирована. А наши люди привыкли вовремя получать зарплату.

Боюсь, что в ближайшее время у А.Р. возникнет проблема с выплатой зарплаты. Я ни о чём А.Р. не прошу, просто чувствую ответственность за тех сто человек, которые у нас работают. У них семьи.

Мне важна моя личная репутация и репутация моей компании. Поэтому я не хочу вводить в заблуждение клиентов. Они сдают объекты вечером, уходят на ночь, а утром… Когда «Дозор» теряет возможность контролировать объекты, у меня нет уверенности… Если удастся сохранить полноценную охрану, наверное, какие-то пути для переговоров останутся.

По идее, проблемы между учредителями должны были решаться между нами, между собой. Я здесь не для того, чтобы начать информационную войну. Её начал не я. Два дня назад были съёмки… Думаю, что люди, которые это затеяли, ничего не понимают в информационных войнах. Это удар по репутации компании, потому что «Дозор» — это, прежде всего, доверие. Охранные услуги – это не просто так.

Вопрос: Как получилось, что СМИ оказались на месте событий? И почему Татьяна Аксельруд, не являясь сотрудником «Дозора» взяла документацию?



Е.А.: Очевидно, что мой компаньон позвонил на один из сайтов. Ребята, рассчитывая на «маски-шоу», сняли. На самом деле, я понимал ещё с пятницы, что происходит.

…По жене. Она юрист, в городе человек известный, я её попросил помочь. Она имеет на это право. «Дозор» и юридическая контора моей жены в одном помещении. Более того, у нас общий бухгалтер. Из офиса ничего личного (лично – Кадикина) не выносилось. Я как учредитель, решил лично покопаться в документах. Сейчас идёт официальная процедура. Запускаю обычные юридические процедуры, обратился в следственные органы, чтобы дали оценку того, что происходило на предприятии.

Вопрос: Почему вы решили изучить документы, вывезя их из офиса, не в рабочее время? Это выглядело как хищение, судя по видео.

Е.А.: Доступ к документом в любое время есть у А.Р. Когда я принял решение изучить документы, я решил это сделать дома спокойно. Я не собирался ничего вывозить оттуда. Просто хотел взять, изучить и положить на место.

Но когда моя жена (с документами – прим. GK) попыталась отъехать, её машину перекрыли автомобилем ГБР по личному указанию А.Р. Жену не пустили к машине, начали ей угрожать, и она вынуждена была в целях безопасности вернуться в офис, где она закрылась. Она позвонила мне, в УВД. Полицию к тому времени уже вызвали они (люди Кадикина – прим. GK).

Я в этом кое-что понимаю, ждали сенсации, но её не получилось. На видео моя жена, которая пытается выехать, но у неё не получается. В это время участковый составлял протокол. Полиция приняла заявление и у них, и у нас. Понимая, что документы надо обезопасить, мы передали их в УВД. Опись документов ещё не составлена, документы находятся там вместе с автомобилем. (прим. GK – на момент проведения брифинга автомобиль Татьяны Аксельруд видели неподалеку от ее офиса)

Вопрос: Были более ранние проверки ЧОПа, аудиторские?

Е.А.: Есть полномочия гендиректора. Он регулирует все процессы. Есть главбух. Я не подписывал чеки, не снимал деньги. Меня всё устраивало, платились налоги и зарплаты. Предприятие было здоровым. То, что мы дошли до такого, потому, что я слепо верил…

Вопрос: Каждое юрлицо обязано раз в год проводить собрание. За 9 лет на собрании не было вопросов?

Е.А.: Я не лез в разборки и тонкости. Мы собирались и чаще, чем раз в год, но я исполнял свои обязанности, а он – свои. … «Дозор-С», насколько мне известно, зарегистрирован в сентябре-октябре. Это была планомерная подготовка за моей спиной. Для того, чтобы перевести все основные активы и договора в предприятие, где А.Р. один.

Вопрос: Где оружие?

Е.А.: — Оружие в «Дозоре», с этим у нас всё нормально. Оружие оформить, содержать и выдавать, это… Насколько мне известно, в городе сегодня только два предприятия, у которых есть оружейная комната. Одно из них – «Дозор». Знаю, что новое предприятие «Дозор-С» этим оружием не обладает. По новому закону предприятие, которое оказывает пультовые охранные услуги, обязано иметь оружие.

Опять же, А.Р., пользуясь служебным положением, планировал, обходя закон, заключить договор между «Дозором» и «Дозором-С». Деньги от клиентов поступали бы в «Дозор-С», а выезд к клиентом осуществлял бы «Дозор», где числится оружие.

Вопрос: На основании чего находится «Дозор» в помещении офиса? Кто собственник помещения?

Е.А.: Собственник – мой отец.

Вопрос: Может ли «Дозор-С» обеспечивать личный состав на свои средства?

Е.А.: «Дозор» — это сто человек. 9 лет мы постоянно ведём отбор сотрудников. У нас постоянно объявления «Требуются». Новое предприятие не может набрать в достаточном количестве ответственных людей, которым можно доверить оружие. Если бы на 50 объектов, ещё можно. Но не на 700. Можно ГБР не 12, а четыре человека, допустим. Допустим, одну машину вместо двух-трёх. Допустим это, допустим то… Но с таким объёмом справиться просто нереально.

… Имущество «Дозора» — это не магазин. Недвижимость делится проще. У неё есть чёткая рыночная стоимость. Её можно просто взять, продать и поделить деньги. В данном случае, это что-то вроде интеллектуальной собственности. Я несколько раз упоминал слово «репутация». «Дозор» как компания имеет рыночную цену. Но эта цена за формируемую услугу. Основной актив компании – это люди, которые в ней работают. Эти сто человек – это и есть самое главное. Поэтому, что останется? Пультовое оборудование? Это просто копейки. Автомобили? Пускай заберёт, это всё неважно, понимаете?

…Если часть клиентов решит, что «Дозору» доверять больше нельзя, а это серьёзные предприятия, ювелирные магазины, им есть, что терять… Часть из этих клиентов, даже если мы с Кадикиным помиримся, уйдёт. Безвозвратно…

Вопрос: Почему Вы не предложите Кадикину выкупить долю и больше не вмешиваться?



Е.А.: Мне не предлагали ни выкупить долю, ни разделиться. Мне ничего не предлагали! Если клиенты всё-таки не будут переключены на какой-то неизвестный новый пульт, если работа не будет возобновлена, я обращусь к клиентам и скажу «всё». Я бы тогда порекомендовал клиентам ОВО. Это для тех, кому нужна охрана, а не табличка на двери.

…А.Р. не думает о своей репутации. Потому что это, извините за жаргон, элементарное кидалово. Не знаю, как он планирует дальше работать, но на вопросы придётся отвечать. Ковров маленький город, ситуация банальна, всё шито белыми нитками.

Вдогонку скажу. Все эти годы, подтверждая мою доверчивость и добрую волю, с начала в «Дозоре» у А.Р. было два бизнеса. У меня только один. У него была «Квинта-С». Эта компания каждый месяц получает деньги за обслуживание сигнализации наших клиентов. У этой компании, по сути, возникла монополия. «Дозор» шёл в комплекте с «Квинтой». Это более 100 тысяч рублей ежемесячно, которые шли в «Квинту-С». По сути душу, деньги и время, которые я вложил в «Дозор», использовала «Квинта-С». Наш отдел продаж работал на две компании. Так с начала повелось, я не претендовал, хотя с точки зрения бизнеса это неправильно.

Вопрос: А где находится офис «Дозора-С»?

Е.А.: Еловая, 98, по-моему. Именно адрес в основном и заставляет клиентов прийти к нам с вопросами. У меня есть список телефонов клиентов, которые подтвердят.

Мы изложили наиболее информативные фрагменты брифинга. Полная картина с эмоциями, которых Ефим Аксельруд не скрывал, на видео.

Что касается позиции Александра Кадикина, он изложил её в телефонном разговоре с GK:

— Не понимаю, в чём претензии. Я, как директор, узнал, что лицо, не имеющее формально отношение к «Дозору», пытается забрать из офиса бухгалтерские документы. Естественно, я вызвал полицию. И прессу вызвал, да. Действительно, «Дозор» у нас с Аксельрудом в долях. Я работал всегда честно. Создал свою фирму «Дозор-С». А что, нельзя? Почему я должен говорить об этом? В будущем я предложу гражданам свою услугу…

При этом, Александр Кадикин заверил, что, в принципе, не против лично встретиться и подробно рассказать всё, что он думает о конфликте и перспективах бизнеса. Однако в общих чертах его позиция ясна уже теперь.

В конфликте собственников, как и при разводе супругов, всегда две правды. Ожидать ли в ближайшее время реалити-шоу от расплодившихся «Дозоров»? Возможно, но главный момент на сегодня, пожалуй, в другом.

Накануне новогодних праздников семь сотен городских объектов (а это и частные особняки, и магазины, включая ювелирные, и банковские офисы) оказались в пикантной ситуации. Кадикин уверяет, что готов силами «Дозора-С» защитить чужое добро не хуже «материнского» «Дозора».

На фото: Алекснадр Кадикин (в центре)

Аксельруд же, напротив, считает, что ни сил, ни средств на это у Кадикина нет. Более того, по словам Аксельруда, в случае аврального перевода клиентов на «дозор-эсовскую» тревожную кнопку, ГБР может просто не получить своевременно оповещения, в случае, например, грабежа или взлома. Прямо-таки, приглашение к махновщине какое-то, получается. Хозяевам ювелирок остаётся пожелать счастливого Нового года с берданкой наперевес на порогах своих салонов. Того же и банкирам.

Впрочем, будем надеяться, что до «краш-теста» дело не дойдёт. Но даже, если конфликт рассосётся максимально мягко, уже того информационного вброса, который случился, достаточно для подрыва репутации «Дозора». Деньги, как известно, любят тишину. Деньги, связанные с охраной ценностей, любят тишину гробовую. А бизнес строили девять лет. И получается, всё под гору?

И, в пандан, про перспективы бывших партнёров. Насколько успешным станет проект «Дозор-С», наверное, не так интересно. Тут фифти-фифти – либо получится, либо прогорит. Клиентов разберут мелкие ЧОПы и ОВО, рынок – живой организм. Что касается перспектив Ефима Аксельруда, надо учитывать, что охранная деятельность во многом являлась основой финансирования таких проектов как «IKovrov». Конечно, будет очень жаль, если интернет-ресурс войдёт в «чёрную полосу» из-за финансовых проблем.

Такое вот «мери кристмас» по-ковровски.

Ждем ответа от другой стороны. Продолжение следует.

3 комментария

avatar
Сейчас в России модно стало делить бизнес походу. Интересно, после этого скандала много клиентов захотят у них остаться?
avatar
А что получается свои же и вопросы задавали и никого больше не было)))
avatar
Прочитала статью. И в некоторых моментах не поняла. Ефим говорит, что они за 9 лет набрали сотрудников, сформировалась команда. А потом утверждает (при чем к вопросу отношение не имеет), что постоянно ведется набор персонала. К чему бы это? В первой половине доказывал, что они самые лучше, а в конце — что теперь часть клиентов уйдет. А куда им идти, если там все равно хуже, чем даже того, что есть сейчас? Как если сотрудник получает зп 50тр, при средней 15т.р. Ему сократили до 40тр., и он побежал на 15 )) Нет, он будет недоволен, но останется. Значит, не все так сладко?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.