Увлечения

Дмитрий Капранов: У меня нет цели стать известным, я хочу познать себя

0 2711
Дмитрий Капранов, 27 лет, родился и вырос в Коврове. Актер театра и кино, педагог курса «Актерское мастерство для Жизни и Сцены» Московского Театра-студии «Отражение». Снимался в российских телесериалах «Мент в законе», «Любопытная Варвара», «По семейный обстоятельствам». Про себя говорит: «Открыт, чрезмерно разговорчив, легко нахожу контакт с людьми. Немного идеалист, борец за справедливость».




— Дмитрий, когда у вас появился интерес к театральному творчеству?

— В детстве я не мечтал быть артистом. Все началось с 10 класса, когда я стал участвовать в городских КВНах, и какая-то «бацилла» театра в меня попала. Стал готовиться к поступлению в институт. Год занимался в ДК «Современник» у Владимира Ильича Михайлова.

После окончания школы я поехал поступать в Москву. Пытался поступить во ВГИК, но безуспешно. Потом поехал в Ярославский институт. Пройдя первые три тура, не смог пройти последний этап — творческий конкурс. Тогда я поехал во Владимир, в то время в колледже культуры и искусства набирал курс народный артист России Николай Горохов. Параллельно с обучением в колледже два года играл во Владимирском драматическом театре им. Луначарского. Играл по 16 спектаклей в месяц. Это очень много для артиста, плюс дипломные спектакли. Кроме того, снимался во владимирских рекламах.

В какой-то определенный момент я ощутил, что мне нужно что-то большее. Я снова поехал в Москву, хотя после окончания колледжа мне предлагали остаться, но я отказался.



— Вторая попытка увенчалась успехом?

— Да. После окончания колледжа я поступил почти во все театральные вузы в Москве, кроме Щукинского училища. Я поступил в ГИТИС, в Щепкинское училище и в Школу-Студию МХАТ, на которой и остановил свой выбор. Поступил на курс к Константину Райкину. Учеба была очень интересной, преподавателями были известные артисты: Алексей Гуськов, Алла Сигалова, актерское мастерство преподавал сам Константин Райкин. Были и различные мастер-классы, одни из которых вел голливудский актер Брайан Кокс.

Мы выпустили много дипломных спектаклей. Ездили на различные гастроли — были в Китае, очень много колесили по России. Выиграли несколько фестивалей со спектаклем по роману Достоевского «Братья Карамазовы». Еще до этого, с Владимирским театром ездил на фестиваль в Германию. Во время учебы я год работал на контрактной основе в театре «Сатирикон» у Райкина.

— Как развивалась ваша актерская деятельность после окончания Школы-Студии МХАТ?

— После окончания был зачислен в труппу Театра «У Никитских ворот» под руководством Марка Розовского. За год я сыграл несколько заметных ролей, но захотелось попробовать себя в педагогике и режиссуре.
В данный момент в качестве артиста я сотрудничаю с театральным центром «На Страстном». Это сценическая современная площадка, сделанная по образу европейской. Она в корне отличается от репертуарного театра, в котором есть постоянная труппа артистов. Европейская система более простая, артисты здесь не работают на постоянной основе. Это площадки для проектов режиссеров различных направлений и независимых театральных трупп. Здесь можно работать с различными актерами, режиссерами, которые тебе интересны, и ставить спектакли. «На Страстном» мы играем дипломный спектакль «Трамвай желаний», завоевавший симпатию зрителей на фестивале «Твой шанс».



— Тяжело было привыкнуть к жизни в большом городе?

— Очень сложно привыкать. Сначала было некомфортно. Ритм бешеный. Москва тяготит. Все построено на деньгах. Очень много цинизма. Я часто приезжаю в Ковров. Мне нравится здесь, можно отдохнуть, успокоится.

— Когда состоялся ваш дебют в кино?

— На втором курсе института я снялся в фильме «Далеко от войны» и еще сыграл эпизодическую роль в сериале «Счастливы вместе». Сейчас в моей фильмографии примерно восемь картин: одна из них полнометражная, в основном, — сериалы. В настоящее время это самый ходовой товар. Последние работы — «Любопытная Варвара» (роль мастера спорта Зотова), «По семейным обстоятельствам» (роль врача скорой помощи), «Беспокойный участок» (роль сотрудника ФСБ). Самые крупные мои роли в сериале «Мент в законе» (роль боксера Антона) и в полнометражном фильме «Чистое искусство» режиссера Рената Давлетьярова. На съемках этого фильма меня окружал внушительный актерский состав: Аня Чиповская, Петя Федоров, Александр Яценко, Алексей Барабаш… Я играю роль следователя ФСБ. У фильма очень интересный, запутанный сюжет, некий приключенческий экшн. Возможно, осенью он выйдет на большой экран.

— У вас лучше получаются положительные или отрицательные роли?

— У меня, как многие говорят, амплуа супермена – всех спасаю (смеется). После роли боксера Антона — благородного бандита в сериале «Мент в законе», мне начали предлагать подобные роли. Играть совсем отрицательного героя не получается — у меня глаза добрые, и потом, я считаю, что совсем отрицательных персонажей не бывает. Как сказал Станиславский: «Ищи в хорошем плохое, а в плохом хорошее». Всегда нужно плохого персонажа оправдать, найти в нем светлую сторону. Он же человек, и у всех его поступков есть причина. Чем лучше кино, тем многогранней образ. Хороший тому пример — фильм «Крестный отец», один из моих любимых фильмов. Его я рекомендую к просмотру своим студентам. Кому-то становится это нудно смотреть. Сейчас людям больше присуще клиповое мышление.



— Кого интересней играть: человека близкого по духу или полную противоположность?

— Близкого по духу человека играть сложнее, потому что ты не знаешь, что играть, пытаешься быть самим собой и становится не интересно. Когда мне дают полную противоположность, я оживаю, пытаюсь придумать себе этого человека и сыграть.

— Есть самая любимая, самая дорогая для вас роль?

— Мне нравилось играть в спектакле по пьесе Горького «Мещане» роль Нила, полюбилась роль Лаэрта в «Гамлете». Когда работал в театре «У Никитских ворот», репетировал роль Джона Проктора в спектакле «Сейлемские ведьмы», очень нравился этот персонаж.

— Что вам ближе: сцена или съемочная площадка? В чем особенность работы в театре и кино?

— Опыта игры в театре у меня больше, чем в кино, поэтому интересней сфера кинематографа. В театре чуть-чуть другие законы. Это более живой процесс. В кино ты один раз сыграл и это останется, а в театре это нужно каждый день делать заново. В кинематографе тоже есть свои сложности, он требует естественности, некоторые начинают играть как в театре, и это сразу режет глаз. Кто-то зажимается перед камерами и становится скованным. Театр – это искусство условности, кино – искусство бытового жанра, и нужно играть так, как в жизни.



— Прибегаете ли вы к средствам, вызывающим слезы?

— В кино, бывает, прибегаю, потому что не всегда получается быстро настроиться, как это требует и без того ускоренный процесс съемок. Тяжело сконцентрироваться, когда вокруг тебя куча камер, людей, все болтают. Мне сложно заплакать по-настоящему, если я плачу, значит, какая-то вещь меня сильно тронула.

— Тяжело перенастроиться после съемок, прийти в себя?

— Бывает, что артисты настолько погружаются в роль, что не могут выйти из образа. Я считаю, что это некое шаманство. Это ненормальная психика. Даже в артисты таким людям не стоит идти. Шаманство — это очень опасная вещь, все это может закончиться сумасшедшим домом. Психика у артиста должна быть очень уравновешенной. Раньше в спектакле «Гамлет» я играл Лаэрта. Этот герой потерял всех родных, он испытывает страшную боль и начинает мстить. Эмоция была очень высокая — я кричал, плакал, но после спектакля сразу приходил в себя, был в хорошем настроении. Я получаю удовольствие от того, что тронул зрителя, и он меня понял. Произошел обмен энергией, это самое главное.

— Достойно ли сегодня оплачивается актерский труд?

— В театре очень мало платят, но я снимался в кино. Артисты живут за счет кинематографа, здесь платят очень хорошо. Ставки достойные, а у некоторых артистов даже очень достойные.

— Я прочитала, что вы педагог курса «Актерское мастерство для Жизни и Сцены». Расскажите об этой работе.

— Я преподаю этот курс в Государственном культурном центре-музее «Дом Высоцкого на Таганке». Преподаю обычным людям, которым нужен опыт публичного выступления. Это достаточно интересно. Группы очень разные подбираются. Есть люди от природы талантливые, а есть – зажатые, но, если правильно заниматься с ними, играют ни хуже студентов московских вузов.



— Как научиться преодолевать страх?

— Цитируя Шекспира, я говорю своим студентам: «Весь мир – театр, а люди в нем — актеры». Мы всегда играем какой-то определенный образ.

Я провожу свои занятия в игровой форме, потому что игра – это самая легкая форма восприятия, которая помогает раскрепоститься, стать свободным. Потом мои слушатели выходят на сцену и выступают перед многочисленной публикой. Еще я пытаюсь «достать из них» заразительность. Многие думают, что заразительностью тебя должна наградить природа, но это не факт. Каждый человек заразительный по-своему.

— Чему вы учите своих студентов?

— В первую очередь, они учатся познавать себя через образ. Многие студенты, которые ко мне приходят, заблуждаются, говоря, что играть – это значит изображать. Актерская профессия – это чуть-чуть психология, она требует изучения людей. Евгений Миронов, которого я считаю одним из самых лучших артистов России, однажды сказал: «Я не потому Миронов, что я такой талантливый, а потому что я очень много думаю и очень много наблюдаю». И педагоги наши нам тоже говорили, что единственный способ развиваться – это читать и смотреть. Зритель смеется не от того, что актер кривляется, а от точности передачи образа.

— Что вы думаете о нашем кино, театре?

— В данный момент театр больше развивается, нежели кинематограф. В советские времена все было гармонично. Было много хороших режиссеров, шедевральных фильмов, которые мы смотрим до сих пор. С развалом Советского Союза российский экран заполонили зарубежные фильмы, отечественное кино ушло на второй план. Я слышал, что готовится новый законопроект, ограничивающий прокат американских фильмов. Это правильно. У нас есть очень талантливые и умные режиссеры. Мне нравятся молодые талантливые режиссеры Быков, Буслов, Сегал, Силкин. В их картинах есть идея, смысл. Много корифеев — режиссеры Лунгин, Михалков, Сокуров, Герман.



— Есть любимый жанр в кино?

— Я вырос на боевиках с участием Ван Дамма, Шварценеггера и была детская мечта попробовать себя в этом жанре. Жизнь у меня достаточно спокойная и экшна в ней мало. Всегда, как я уже говорил, хочется быть кем-то другим, не таким спокойным, как в жизни.

— Есть любимые артисты?

— Нравятся Роберт Де Ниро, Аль Пачино, Марлон Брандо — у них есть, чему поучиться. Из молодых артистов — Том Харди.

— С какими трудностями вы столкнулись в профессии?

— Сам процесс обучения достаточно тяжелый. Даже поступив в театральный институт и пройдя конкурс 300 человек на место, ты еще должен там проучиться. Из прошлого курса Райкина 14 человек из 28 отчислили. Я всегда отговариваю людей, которые хотят заниматься этой профессией, потому что она зависимая и ты мало, что в ней решаешь. Еще многие думают, что их сразу начнут снимать, и они будут великими артистами, но это не так, чтобы чего-то добиться, надо очень много работать.

— Бывают творческие кризисы?

— Бывают, когда персонаж не получается или нет творческой самореализации. В такие моменты разочаровываешься, задумываешься: надо ли мне все это? Зачем я это делаю? Творческий человек воспринимает мир гораздо тоньше, больше переживает. Кроме того, я очень самокритичен.

— Раньше у вас была фамилия Смирнов, почему поменяли?

— Я знаю шестерых актеров с фамилией Смирнов. Профессия требует индивидуальности. Два года назад я официально стал Капрановым, надеюсь, что эта фамилия принесет мне удачу.



— Ваша супруга вас поддерживает?

— Да, она интересуется моим творчеством и ее мнение для меня очень важно, потому что она смотрит с точки зрения зрителя и дает мне хорошие подсказки, советы. Наши взгляды с ней совпадают, хотя она у меня не актриса. Работает экономистом.

— Что для вас любовь?

— Для меня – это понимание, гармония между людьми. Есть страсть, но это все быстро проходит, поэтому, в первую очередь, важны человеческие отношения. Как говорит мой друг: я должен найти себе жену, которая не только будет нравиться мне внешне, но и чтобы она была для меня другом, разделяла мои взгляды.

— В вашей семье есть актеры?

— Нет, никогда не было. Папа — инженер, мама — врач, брат тоже получил медицинское образование. Мне не хотелось идти в медицину. Дедушка с бабушкой не считали профессию артиста серьезной, но мне удалось их переубедить

— Как родители восприняли ваше желание стать актером?

— Спасибо им, за то, что они никогда не влияли на мой выбор: я куда, хотел туда и поступил.



— Интересно узнать ваш распорядок дня?

— Я человек вечерний. Занятия со студентами начинаются с 18.00-19.00 часов до 23.00 часов. Домой прихожу в 12 часов ночи. Когда идут съемки, на площадке нужно быть рано утром. В эти периоды работаю по 12 часов: с 8 утра и до поздней ночи. Когда съемок нет, занимаешься собой. Хожу в тренажерный зал, нужно держать себя в форме, потому что, если потеряешь форму, амплуа станет совсем другое – не такое, которое мне бы хотелось.

— Наверняка, вы много читаете? Есть любимые книги?

— Да. Одна из любимых — Джек Лондон, «Мартин Иден» — книга, которая меняет сознание и мотивирует. С ее помощью миллионы американцев построили карьеру. К произведениям, которые меняют сознание, я отношу и роман Достоевского «Братья Карамазовы». Также одни из любимых произведений Оскар Уайльд, «Портрет Дориана Грея», Марио Пьюзо, «Крестный отец», Михаил Шолохов, «Тихий Дон». Через книги я ищу свое развитие. Читать нужно обязательно.

— Роль, которую вы мечтаете сыграть?

— Я хочу сыграть Григория Мелехова из «Тихого Дона». Я читаю роман и вижу не персонажа, а себя, мне очень близок этот герой по духу.

— Если бы вы не стали актером, кем бы вы были?

— Я бы стал юристом или милиционером, еще в школе хотел работать в прокуратуре.



— Главные ценности в жизни?

— Самореализация и семья, если мужчине не удалось реализоваться в каком-то деле, то он до конца не будет ощущать себя счастливым.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— Развиваться в направлении педагогики, выпускать спектакли, возможно, обучиться профессии режиссера. С кино — как Бог даст.

— Сбылись ли те ожидания, которые вы хотели получить от профессии?

— Мне моя работа нравится, я ее люблю. Театр – это как наркотик, и когда ты на него подсаживаешься, то не представляешь, чем ты будешь заниматься, если не этим. Профессия актера сложная, и рынок в Москве огромный – тяжело, если ты сам пробиваешься. У меня нет цели стать известным, я хочу познать себя.

Фото из личного архива Д. Капранова

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.