Увлечения

Работа за облаками. Интервью со стюардессой

1 1299
Она словно сошла с обложки журнала — безупречный костюм, причёска, точёная фигура. И при этом – девушка с железными принципами и выдержкой. Её место работы – борт авиалайнера. И в обязанности входит не только изящно пройти по салону и улыбнуться, но и брать на себя заботу и ответственность за жизнь и здоровье пассажиров.



Кто сказал, что легко «витать в облаках»? Сегодня в Сибири, а завтра в Стамбуле. И в ручной клади всё – от солнцезащитных очков до тёплой обуви…

… Наверное, каждая девочка с детства мечтала стать стюардессой.

Романтика небес, да ещё и – как бонус — возможность увидеть весь мир. Пообщавшись с одной из таких «настоящих небесных принцесс», понимаешь, что на самом деле, не всё так легко и гладко.

Мы должны все жизненные ситуации уметь встретить в самолете. И роды принять, и от гибели уберечь… Террорист на борту или разгерметизация салона – это ситуации, к которым каждый член экипажа потенциально должен быть готов.

С этой фразы началась беседа с Анастасией Ефремовой, бортпроводником группы авиакомпании «Аэрофлот».



В России нет профессии стюардесса. Но есть бортпроводник — БП. Даже не бортпроводница. Анастасии слово «стюардесса» не нравится, говорит, что это несерьёзно.

Настя родом из Самары. О работе бортпроводника мечтала с детства, но прежде чем мечта осуществилась, была учёба в специализированной школе, в Казани. По окончании этой школы стало возможно трудоустройство. Сейчас Настя работает и живёт в Москве. При хорошем налёте зарплата — до 80 тысяч рублей.
GK: Интересно, как проходило собеседование при трудоустройстве? Правда ли, что в первую очередь смотрят на рост? Говорят, что бортпроводник должен быть способен дотянуться до верхней багажной полки?

— О росте – это неправда. Берут и низкорослых, и высоких. Требования к состоянию здоровья предъявляются, но это вовсе не «медкомиссия для космонавтов». Во всех компаниях, куда обращалась — «ВИМ- Авиа», «Nordwind», «Аэрофлот», «AZUR» — собеседование прошло успешно. На руках у меня диплом об окончании школы БП и справка из врачебно-лётной экспертной комиссии. В школе БП изучали английский, конструкцию самолетов, аварийно-спасательное оборудование, медицину, опасные грузы, сервис. Из всех компаний я выбрала «Победу», группа «Аэрофлот».


GK: А английский? Требуется только уровень advance?

— Есть компании, где английский вообще не спрашивают — внутренние рейсы. А есть такие, где ежегодное тестирование – знание языка должно совершенствоваться, даже второй иностранный язык требуется. Лично у меня, английский — разговорный. Пассажиры, в основном, русскоязычные. На языках международного общения главное – уметь ознакомить с аварийной информацией, это обязательное условие. Знание иностранных языков актуально на международных рейсах.



GK: Но ты ведь и летаешь на международных рейсах? За сутки можешь пол мира облететь! Кстати, это правда, что в дамской сумочке у БП всегда с собой и бикини, и тёплая обувь?

— О да! График у нас очень плотный. Бывает и 5/2 и 6/1. Летаем каждый день и далеко не по одному рейсу. В сутки бывает до четырёх перелетов. План полетов в нашей компании готовится за месяц. Поэтому мы заранее готовы к тем или иным погодным условиям. Мой первый международный рейс был на Кипр (город Пафос). Сейчас я уже «освоила» маршруты в Питер, Екатеринбург, Сургут, Тюмень, Челябинск, Нижнекамск, Самара, Киров, Ростов, Нальчик, Магас, Беслан. Из международных — Кёльн, Бергамо, Мемминген, Милан, Пафос, Ларнака.



Любимое направление Насти: Москва-Ростов, Ростов-Гюмри, Гюмри — Ростов. И это всё за один день. Работа кипит. В Армении и Азербайджане, по словам Насти, люди очень добрые, благодарные и вежливые.

GK: А если прилетели в Милан. И обратно только через сутки. Шопинг-шопинг?

— Что ты! Все прогулки исключительно по салону самолёта. Ведь всё происходит очень динамично, и выходить «за борт» нельзя. У нас разворот 30 минут. То есть: 10 минут на проводы пассажиров, 6 минут на уборку и досмотр, остальное на встречу других пассажиров.

GK: Пассажиры, которые летают нечасто, любят смотреть на закаты и рассветы из иллюминатора. А тебе? Романтика продолжает завораживать?

— Романтика завораживает. Вот только любоваться ею у БП технической возможности просто нет. У нас же, в отличие от пассажиров, нет больших иллюминаторов, только маленькое круглое окно в двери. Наши «красивые виды» — это салон борта.

GK: Действует ли фраза, которую часто произносится в самолёте: кто последний, тот убирает самолёт?

— Нет. Это для поднятия настроения пассажиров. На самом деле, наш рабочий день выглядит так: первое, что делаем в начале — досматриваем борт по чек-листу. Докладываем о выявленных недостатках. Встречаем пассажиров, помогаем найти свои кресла, расположить ручную кладь, пристегнуть маленьких детей. Проводим инструктаж, показываем демонстрацию аварийно-спасательного оборудования, готовимся к взлету. Пристегиваем пассажиров, делаем доклады и летим. Во время полёта контролируем пассажирскую кабину, занимаемся обслуживанием, делаем доклады об обстановке… Готовимся к посадке. Досматриваем салон на забытые вещи и делаем доклады. И сами проводим уборку салона.



GK: Понятно, что БП не должен показывать свой страх пассажиру. Но всё же, бортпроводники обычно молчат о неисправности самолёта?

— Конечно! Пассажирам ничего нельзя сообщать! Ведь тогда сразу – паника, беготня по салону, а это может усложнить и без того непростую обстановку. И ещё: в самолетах нет парашютов. На такой высоте они бесполезны. После взлета все выходы заблокированы. Под давлением не откроется дверь самолета. И если даже спрыгнуть с такой высоты, вряд ли можно остаться в живых…



Считается, что самолёт — самое безопасное средство передвижения. Просто авиационные происшествия имеют большую значимость. Настя рассказывает, что порой бывает страшно… При сильной турбулентности посещают, что всё — это конец. Дай Бог только выжить. Но ничего! Пилоты вытягивают самолет из болтанки. На самом деле контролировать трудно, когда понимаешь, что тебе ещё спасать 200 человек.

GK: Есть мнение, что каждый третий пассажир страдает аэрофобией. Где более недовольные пассажиры в бизнес-классе или в экономе?

— У нас только эконом. Недовольные, конечно есть. У нас очень строгие параметры провоза ручной клади, пересаживаться нельзя, питания нет, пледов нет. Ситуации разные. Люди не понимают, что не мы придумываем правила авиакомпании. Но, с улыбкой на лице, пытаемся уладить конфликт.



GK: А бывают пассажиры-поклонники?

— Разумеется! И телефон выпрашивают, и сами номера оставляют. Комплименты приятны, но общение с пассажирами – это всё-таки работа.

Между прочим, первой женщиной на борту стала 25 летняя американка, медсестра Эллен Чёрч. Это было В 1930 году. Первой формой стюардессы был обычный халат медсестры. Но чуть позже появилась специальная униформа. Были жёсткие требования: возраст до 25-30 лет, запрет выходить замуж и заводить детей.

GK: БП должна выглядеть идеально. Откуда берется форма? Покупается, или ее выдают в авиакомпании?

— Выдают. Да и, к внешности, на самом деле, относятся строго. Но это не о «запросе на блондинок». У нас дресс-код. Никакого яркого цвета лака, только аккуратные ногти. Никакого вызывающего макияжа! Когда мы учились в школе БП, там был даже урок по макияжу. И кстати, никаких чёрных колготок!



Немного информации о том, что может поместиться в сумочку БП

В комплект одежды бортпроводника входит: пуховик зимний, плащ осенний, 2 водолазки, 2 блузки, 2 юбки, 2 пары брюк, жилетка, пиджак, шелковый платок, световой жилет. А ещё у бортпроводников есть примета: перед рейсом ничего не пришивать! Лучше это сделать после полёта…

GK: Немало ходит анекдотов о глупых вопросах на борту. Например: «А мы не разобьёмся?» У тебя в практике были такие случаи?

— О, да! Некоторые диалоги можно смело записывать и читать потом друзьям как анекдоты. Для многих, например, проблема открыть кабинку туалета. Хотя у нас самые простые двери с самыми обычными дверными ручками. Не представляешь, что с этими ручками пассажиры вытворяют! Или вот, спрашивают: «Девушка, а когда мы, наконец, взлетим?». При том, что мы уже несколько минут как в полёте. Пассажиры не всегда понимают, что все требования созданы для их же безопасности. Если прошу придвинуть кресло, в ответ спрашивает: «Зачем?». Я же не могу ему сказать, что при резкой посадке пассажир сзади может разбить себе нос! Это может вызвать панические настроения. Поэтому – улыбаемся и настаиваем на своём.

GK: Ты, наверное, редко видишься с родными. Про личную жизнь можно забыть?

— У меня есть молодой человек, он в Самаре. Раз в месяц приезжаю на четыре дня домой. Всё отлично, ко мне часто прилетают в гости в Москву. На самом деле, это только кажется, что такие как я в отрыве от земных дел. Можно и сидя в офисе настолько «закопаться в текучке», что мои международные перелёты покажутся лёгкой нагрузкой. Наши близкие и родные всегда с нами, в сердце и в памяти. Ну, а мы… Мы всегда возвращаемся!

Фоторяд: иллюстративное фото и личный архив Анастасии Ефремовой

1 комментарий

avatar
Статья отличная )) Только непонятно, а что связывает Анастасию с Ковровом?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.