Проблемы

Ситуация в Коврове. Чиновники Vs Люди. Взгляд со стороны

0 4680
Смерть ковровчанина в результате заражения COVID-19 в последние дни стала темой №1 как в официальных кругах, так и в пабликах, и чатах.



Увы, желание ковровских журналистов работать по-честному, не опускаться до распространения слухов, нередко даёт обратные результаты. Местные чиновники тянут время, прикрываются обтекаемыми формулировками и рассчитывают на то, что «само рассосётся». На контрасте — материал, подготовленный блогерами портала «Meduza». Коллегам дистанционно удалось за короткий срок подготовить подробный и качественный отчёт обо всём, что происходило в Коврове в эти дни.

GK котов признать, что авторы нижеследующего текста в ряде случаев несколько смещают акценты, за обильным цитированием частных разговоров ускользает суть. Однако в нынешней ситуации, когда конкретные семьи сталкиваются с бедой, когда человеческая беда вступает в противоречие с так называемыми «ведомственными интересами», такая подача информации работает верно — заставляет тех, кто называет себя муниципальными и государственными служащими, вспоминать о том, что они ещё и просто люди.

Далее, цитируем.

Во Владимирской области умер человек с подозрением на коронавирус — его родственникам не отдали результаты тестов Но многие в городе теперь считают их зараженными.

Утром 30 марта появилось сообщение о первом умершем с коронавирусом во Владимирской области — 48-летнем жителе города Ковров. В территориальном управлении Роспотребнадзора затруднились назвать точную причину смерти мужчины, пояснив лишь, что он болел пневмонией. Родственники умершего не верят в то, что у него был коронавирус: до этого врачи убеждали их в обратном, но официальных подтверждений не выдавали. Результаты тестов членам семьи не выдают и сейчас. Но в городе, по их словам, многие убеждены, что они инфицированы.

В Коврове умер пациент с подозрением на коронавирус. Его родственников считают инфицированными

30 марта управление Роспотребнадзора по Владимирской области сообщило о смерти 48-летнего жителя города Ковров, у которого подтвердилось заражение новой коронавирусной инфекцией. «У него была пневмония, но когда его обследовали, у него плюсом еще выявился коронавирус», — сказали в ведомстве, добавив, что точная причина смерти пока еще неизвестна.

Информация о том, что умерший был болен коронавирусом, оказалась новостью для его родственников. Его племянница Екатерина рассказала «Медузе», что мужчина попал в Центральную городскую больницу 20 марта — за несколько дней до этого он почувствовал себя плохо, а температура поднялась до 39,5. В больнице мужчине диагностировали пневмонию и положили в «обычную палату», где были еще несколько пациентов. «За все время ему сделали только одну капельницу, тетя ему лекарства сама покупала и приносила», — утверждает Екатерина.

По ее словам, 24 марта состояние мужчины ухудшилось. Его перевели в реанимацию и сделали два теста на коронавирус. Через три дня мужчина умер. Родственников заверили, что результаты тестов отрицательные. «Никаких бумаг не выдали, просто сказали результат», — уточняет Екатерина.

На следующий день родственникам отказались выдать тело умершего. «Когда не хотели выдавать тело, сказали, что нет результатов [предыдущих] тестов, — говорит Екатерина. — Нам сказали, что тест, сделанный в субботу [28 марта] после его смерти, отправили в Новосибирск».

Ольга Репина, руководитель территориального отдела Роспотребнадзора

В Коврове живут меньше 150 тысяч человек и «друг другу все рассказывают», говорит девушка. Информация о том, что у ее дяди был коронавирус, в тот же день разошлась по городу. «Самое ужасное, что тете все звонят, пишут, — продолжает она. — Тетя работает логопедом, много с кем занималась. Все-все заваливают ее теперь звонками и сообщениями, что он умер от коронавируса, а она якобы находится в реанимации».

По словам родственницы, среди звонивших — и «всякие местные начальники» из администрации, министерства образования и прочие. «Говорили, что им пришла информация, что третий тест [дяди Екатерины] подтвердился, у него был коронавирус. И что всей семье надо изолироваться и сдать анализы».

Главврач больницы, где находился мужчина, не подтвердил у него коронавирус. Он утверждал, что тесты не показали «ни плюс, ни минус»

«Понятно, что люди пишут всякий бред — это их личное дело, — говорит Екатерина. — Но сотрудники госучреждений странно себя ведут. Главврач [больницы, в которой лежал мужчина], Роспотребнадзор постоянно дают совершенно разную информацию». 28 марта в федеральном Роспотребнадзоре и 30 марта в областном управлении ведомства Екатерине сказали, что официально зараженных нет.

Тетя Екатерины также попыталась выяснить, чем в действительности был болен ее муж. 28 марта она позвонила главврачу Центральной городской больницы Коврова Антону Зинченко (аудиозапись разговора есть в распоряжении «Медузы»). Зинченко сказал ей, что анализы умершего пациента отправляли в лабораторию особо опасных инфекций ФБУЗ «Центра гигиены и эпидемиологии» во Владимир. В обоих случаях результат был «сомнительный». Третий анализ — кровь — отправили не в Новосибирск, а в Москву, в «глобальную лабораторию».

— Говорили, что отрицательные были [анализы], теперь уже стали сомнительные. Как это понять? — спрашивает по телефону женщина.

— Кто вам сказал «отрицательные»? — удивляется главврач Зинченко.

— В больнице мне говорили. В реанимации мне сказали, что пришли анализы отрицательные, когда он там лежал.

— В первый раз пришли анализы сомнительные: ни плюс, ни минус. Поэтому попросили второй раз. Вы меня спросите: «Почему так?» Я не могу ответить, потому что это не лечебное учреждение делает анализы, — отвечает Зинченко. Он добавляет, что у пациента не было «эпидемиологических контактов» и поездок за границу, но предписание Роспотребнадзора необходимо выполнить.

Интересует женщину и то, почему на коронавирус не проверили врачей и пациентов больницы, контактировавших с ее мужем, а также членов ее семьи: ее матери 65 лет, а матери ее мужа — 84.

— Почему отделение тогда не закрыто? Работают все. Значит, вы у всех анализы брали тоже? И у всех сомнительный результат получается?

— Есть положение, по которому берут анализы. Анализы берут не у всех подряд. Анализы берут только у людей, которые болеют пневмонией, — отвечает главврач.

<…>

— Вчера [27 марта] вы сначала отменили выход на работу тем, кто был с ним в контакте. А в пять вечера они все вышли. Как так может быть, раз вы до сих пор подозреваете, что вот это все у нас есть? — продолжает женщина.

— У нас есть предписание, которое выдает Роспотребнадзор. Вы сейчас какой вопрос от меня хотите? Я смысла не понимаю, я вам рассказываю все, — горячится Зинченко. — Все предписания делаются не мной, вы поймите, не мной вообще.

В Роспотребнадзоре говорят, что мужчина был заражен коронавирусом. А всех, кто с ним контактировал, обязали соблюдать карантин

Руководитель территориального отдела Роспотребнадзора Ольга Репина объяснила «Медузе», что «положительные тесты» выдает только «противовирусный московский институт». Во Владимирской области анализами на коронавирус занимается ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии». «Они делают на тест-системах исследования, но подтверждает их только Москва, — пояснила Репина. — Первое исследование, которое было у этого гражданина, было ярко сомнительное. Второе было ярко сомнительное. Поэтому в течение нескольких часов материал был отправлен в московский институт, где нам подтвердили уже вчера вечером [29 марта], что положительный результат окончательный и обсуждению не подлежит».

29 марта у родственников умершего взяли мазок, чтобы провести тест на коронавирус, и обязали соблюдать карантин. Вечером 30 марта Ольга Репина по телефону сообщила родственникам, что их анализы отрицательные (документов, подтверждающих это, им не выдали, — прим. «Медузы»). На следующий день им выдали тело для проведения похорон.

По словам руководителя территориального отдела Роспотребнадзора, других людей, контактировавших с умершим, уже изолировали. «Контактных у него было 93 человека. Мы их выявили всех до одного. У всех отобрали пробы, — рассказывает Репина. — Результатов у нас по контактным пока нет. Они все самоизолированы. Ни у кого из них нет признаков ОРЗ». Племянница умершего Екатерина с этим несогласна: проверены далеко не все его контакты: «Он ходил в разные заведения, в том числе в детский сад, где тетя работает. С ними не связывались, к ним не приезжали, никто им тесты на коронавирус не делал, никто не давал им распоряжение находиться на карантине».

Родственникам умершего отказываются выдавать справки, подтверждающие у него инфекцию

Сама Екатерина считает, что информация о коронавирусе у ее дяди — ошибка. «Вероятно, в ведомстве узнали, что человек умер от пневмонии, и решили удостовериться, сделать еще один тест, — рассуждает она. — Скорее всего, какие-то процедуры, как нужно себя вести медсотрудникам в случае подозрения на коронавирус, не были соблюдены. И началась паника между Роспотребнадзором и больницей. Все стали это друг другу передавать, звонить, спрашивать».

Ольга Репина затруднилась ответить, почему изначально врачи сообщили родственникам умершего об отрицательных результатах. «Я же не в Минздраве работаю, а в Роспотребнадзоре, это совершенно другое ведомство. Как только мне стало известно, что пробы человека отправлены во Владимир, мы этот маховик раскрутили в течение трех дней, незамедлительно раскрутили. Не вспомню, но это было с 23-го [марта] по смерть его».

Заместитель главврача по медицинской части Центральной больницы Коврова Наталья Саламатина в разговоре с «Медузой» настаивает, что информацию об отрицательных тестах семье никто в больнице не предоставлял. «Семья может говорить все, что угодно. У нас есть документы». На вопрос «Медузы», почему родственникам умершего не выдали эти документы, Саламатина ответила, что не может этого сделать, так как они находятся на карантине. «У нас кто-то их запрашивал? Они нас просят? Значит, по телефону в соответствии с 323 федеральным законом я вообще могу никому ничего не отвечать. Это врачебная тайна, — добавила она. — Для того, чтобы запросить документы, должно быть официальное письмо с подтверждением родства. И по тому же закону мы выдаем только диагноз клинический и патологоанатомический, все. Анализы и прочее по этому закону не выдаются».

Утром 31 марта Екатерине и ее семье удалось увидеть и сфотографировать только одну справку с пробами от 27 марта, подтверждающую заражение их родственника (фото есть в распоряжении «Медузы»). «Сказали, других справок у них нет. „Или подписывайте, или мы вам не отдадим тело“. А если что-то не устраивает, чтобы мы делали запрос в Роспотребнадзор», — говорит Екатерина. Она утверждает, что справка «фальшивая»: на ней нет печати, и она выдана лабораторией Владимира, а не Москвы.

Екатерина отправила запросы в Центральную городскую больницу, где проходил лечение ее дядя, в прокуратуру города Ковров, Владимирской области и Российской Федерации. Ответ ей пока не пришел.

Источник