Ковровчанин рассказал о службе по контракту в зоне спецоперации в ЛНР

Татьяна Горянина

«Привет! Сегодня в полдень от военкомата отправляюсь на Украину».

Николая Тубаева знаю давно. О его взглядах и гражданской позиции мне было известно. Однако столь радикальное решение, да ещё для мужчины, который давно уже отдал все воинские долги Родине, не могло не поразить. Никакого пиара и пафоса. Он просто так думает, живёт и действует.

Дружба с Николаем, главным образом, была связана с его увлечением мототехникой. Думаю, многие в Коврове знают, что он по личной инициативе и на свои деньги собрал довольно большую коллекцию мотоциклов, которые в разные годы выпускали в нашем городе.

В советские годы, когда «Восходы» ещё сходили с конвейера ЗиДа, Николай работал в СКБ и был испытателем мототехники. Увлекался мотопутешествиями, всегда интересно рассказывал о поездках по стране, привозил фото и видео.

Ещё одно его увлечение, относительно недавнее, – реконструкция. Он активно сотрудничал с сообществом «Наследники Победы», участвовал в фестивалях, неизменно консультировал в вопросах, связанных с использованием мототехники.

Коля всегда занимал активную гражданскую позицию. Это проявлялось как на местном уровне (организовать субботник на Набережной, провести опрос жителей по теме благоустройства и т.п.), так и в глобальном смысле.

Вскоре после начала спецоперации в ДНР и ЛНР Николай был в числе организаторов флешмоба «Z», рассказывала об этом на сайте. Кстати, после публикации получила пару сообщений в личку, мол, показуха, вам бы только с коптером бегать. Передала Коле, ничего не ответил. А потом вот эта новость…

Какое-то время он не выходил на связь, а пару недель назад написал. И согласился на интервью. Наше заочное общение периодически прерывалось. Далее – вопросы, ответы и просто сообщения.

Николай, напомни, когда отправился в зону спецоперации? Если возможно, уточни, в каком статусе поехал?

4 апреля пошёл в военкомат, заполнил анкету, узнал, что я – первый гражданский доброволец. 8-го меня проводили друзья, а сын отвёз во Владимир с вещами и документами. Было 17 человек из Владимирской области. Мы заключили контракты. Кто-то на два месяца, кто на три. Я заключил на три месяца. Представители банка каждому из нас выдали зарплатную карту. По контракту оплата – 205 000 рублей в месяц. Отсчёт идёт с момента пересечения границы ЛНР или ДНР.

Почему принял такое решение?

Решение принял за пять дней до похода в военкомат. Девять последних лет жизни разделяю позицию национально-освободительного движения. Какое-то время эта деятельность была пропагандистской, но сейчас, на мой взгляд, больше пользы принесу на фронте. 15 апреля я отметил 55-летие, а 16-го мы отправились «за ленту». В отделении меня назначили пулемётчиком.

Возраст уже не призывной. Остальные добровольцы – это люди старшего поколения или молодёжь?


В нашем отряде возрастной диапазон от 30 и до 59 лет. Много ребят, которые прошли Афган, обе Чеченские, Сирию, Ливию, Осетию, Абхазию. Люди, в основном, адекватные. Любители спиртного на разных этапах быстро отправлялись домой. Жили первое время в школе-интернате одного из городов ЛНР. Питание – первое время – сухпайки. Потом заработали полевые кухни. Вода только холодная и привозная. Здорово пригодился опыт путешествий, холодных ночёвок, и участие в исторических реконструкциях.


Каковы отношения между военными?

Да, как и положено на фронте. Из нашего базового города вахтовым методом на КамАЗах выезжаем на операции. Бывало, ночевали в окопах в дождь и с небольшим запасом воды и еды. Некоторые, не рассчитав силы, либо по состоянию здоровья или по семейным обстоятельствам писали рапорта и отправлялись домой. А с теми, кто справился и остался, отношения стали братскими. Думаю, такого не встретишь и среди родственников. Слова «своих не бросаем» – это не слова.

Потом в общении был перерыв. Через несколько дней сообщения от Николая начали приходить вновь. Но это уже были не ответы на вопросы, а просто – впечатления и путевые заметки.

…Представляешь, едем мы в кузове авто, а нам машут жители, улыбаются, кричат чего-то. Очень приятно! Не всё, конечно. Но, какого-то негатива не встречал. А ещё, там принято на улицах говорить «здравствуйте»!..

…Фронт сдвинулся, мы переехали в село. Кухня, штаб и всё остальное необходимое – тоже сместилось. Жителей мало. Подкармливают нас компотами, соленьями да берёзовым соком… 

…Нас высаживают из автотранспорта на операции примерно за 5 км от места, куда надо идти пешком. Физически тяжело. На тебе; бронежилет, разгрузка с аптечкой, флягой, в кармашках 4 гранаты, вещмешок с запасом еды, воды и тёплыми вещами, пулемёт на плече с магазином, в другой руке банка с лентой. После задания, уже нет никаких сил. А ведь ещё идти к машине, обходя воронки.

Запомнился один случай. Взяли блиндаж. Когда обстрел прекратился, взятую из блиндажа картошку стали варить на газовой горелке. Горелка на цинках с патронами 12,7. Вокруг разбросаны патроны разного калибра, гранаты, какие-то вещи, две противотанковые мины, бутылки с водой. И пара накрытых трупа в нескольких метрах… Кто-то чистит лук, кто-то открывает тушёнку, народ ходит по патронам, гранатам, спотыкается о гранатометные выстрелы, наконец всё пристраиваются кушать. Я так и не смог. Дал знать рвотный рефлекс. Вообще картина жуткая была…

Ещё несколько дней тишины, после которых Николай вновь вышел на связь:

…Сходил на работу пять раз. На шестой попал под миномётный обстрел. Прибыли группой с утра в населённый пункт, где шёл обстрел. Краткий инструктаж командира. Совсем рядом прилетела 120-мм мина. Мы побежали в лесополосу, залегли. Тут заметил мину-лепесток в метре от себя. Второй прилёт, снова все падаем на землю. Встаём. Показал ребятам мину и, объяснил: наступите – оторвёт пятку. Надо посматривать. Эти мины зелёного цвета в больших количествах разбрасывают с воздуха.

…После третьего прилёта почувствовал боль в правой ноге и упал рядом с лепестком. Смотрю – кровь. Достал из аптечки ножницы, бинт, разрезал штанину, сделал перевязку и вколол обезболивающее. Дальше ребята подбежали, на носилки и до БТРа. На броне отправили в тыл, в госпиталь. Встретил земляка. Зовут Андрей.

…Хочется описать наш первый бой. Выгрузили нас. Погода хмурая, грязь, довольно прохладно, вместо тёплых вещей взял в вещмешок дополнительных две ленты по 200 патронов. Идём след в след по минному полю, впереди проводник из бригады «Призраки» (мы работаем с ними). Скользко, овраги, ж/д насыпи. Идём долго, с собой несем ящики с гранатами, цинки с патронами, воду, сухпайки, попеременно помогаем друг другу. Начался обстрел из миномётов, работали снайперы. Первые 200-е, и первые 300-е, передвигаемся ползком, навстречу на сетках тащат раненых, помогаем им…

Вшестером получаем задание взять позицию противника. Обозначен сектор обстрела, и я залёг в воронке. Начался жуткий обстрел нашей позиции из всего чего только можно! Осколками посечены кустарники и деревья, от них остались только стволы без коры, снова потери с нашей стороны. Осколки свистят, не дают высунулся, отстрелял уже половину БК.

…Атака. Блиндаж взят. Обстрел не стихает. Противник применил фосфор, к счастью не по нам. Зрелище, завораживающее, как фейерверк на Красной площади. Потом всё стихло, темень хоть глаз выколи. Командир при штурме дал очередь трассером в блиндаж и, он загорелся. Затушить было невозможно.

…Потом, наверное, мне не захочется всё это описывать. А теперь вот – делюсь впечатлениями.

Насколько мне известно, пребывание в госпитале у Николая завершено, он возвращается в зону проведения спецоперации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


1 comment
  1. Спасибо за новости о Николае, за рассказ от первого лица. Низкий поклон Вам, мужчины! Мы Вас любим и ждём! Живыми, здоровыми и с ПОБЕДОЙ домой! 💪🤝✊

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущий пост

Житель Владимира предстанет перед судом за тяжкий вред

Следующий пост

10 июня. О ситуации с распространением COVID-19

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: